Я — руководитель проектов. И я — не мудак

В вопросе «А чем ты вообще занимается?» скрыто фундаментальное непонимание между управленцами и другими сотрудниками. Это и есть основа того, почему люди не доверяют своим руководителям и часто считают их мудаками. Давайте посмотрим на рабочий день нашего руководителя проектов и попробуем разобраться, чем же именно он занимается.

Сергей Калагин. Руководитель проектов в Reactive

Сергей Калагин

Компания, в которой я работаю, недавно обновила сайт. На одной из страниц появилась моя фотография и текст под ней — «Руководитель проектов». Повышение?! Нифига. У меня не добавилось обязанностей и не прибавилась зарплата. Просто я поменял подпись в своих электронных письмах. А ещё получил моральное разрешение рассуждать про отношение между руководителем и сотрудниками. Ну что ж, порассуждаем.

Коллега, с которым давно работаю, спросил на днях: «Серёга, а чем конкретно ты занимаешься?» Я подвис, удивился и что-то промямлил в ответ. Слегка психанул, конечно, но сдержался. Это был тот случай, когда человек не хотел оскорбить, а реально не понимал, что я делаю.

Опишу свой рабочий день. Он начинается ровно в тот момент, когда я беру в руки телефон и включаю интернет. Те из клиентов или удалённых сотрудников, которые живут сильно восточнее, уже давно проснулись и успели накидать вопросы. Те, кто живут сильно западнее, спать ещё не ложились и тоже разродились сообщениями в мою сторону.

Эти люди не требуют молниеносных ответов. Но им необходимо быть услышанными. Достаточно оповестить, что со мной всё в порядке, что я посвящу всего себя решению их проблемы и обязательно закрою вопрос. Холодное и бесчеловечное «оканье» — это не ок. Нет ничего важнее для человека, чем его собственные боли. Холодное отношение к проблемам воспринимается агрессивно. Теплое — с благодарностью.

Первый час своего дня я сочувствую людям. Задаю вопросы, убеждая человека, что погрузился в проблему. Обещаю решить всё максимально быстро, дать полную информацию по проекту, как только доберусь до работы и обсужу всё со своей командой. Моих компетенций достаточно, чтобы давать только те обещания, которые я действительно могу сдержать. Не уверен, что получится — скажи, что выяснишь и вернёшься с ответом. Уверен, что не получится — говори как есть, не ссы, имей яйки.

Переписка ведётся легко и непринужденно. Так, будто я бодр и весел, а не сижу на кровати в полураздетом виде с одним открытым глазом, ещё не привыкшим к яркому свету.

На работу я чаще добираюсь на маршрутке. В ушах музыка или подкасты на английском. В руках телефон. В телефоне — переписка с клиентами. С теми, кому повезло жить со мной в одном часовом поясе, но не повезло, что их рабочий день начинается сильно раньше моего. Они уже выпили кофе, сходили на утреннее совещание и бодро накидывают мне задания на день. Одни вспоминают, что им срочно нужно что-то показать руководителю. Другие уточняют, все ли договорённости в силе. Третьи просят совета.

На работу я прихожу в 10 утра или немного позже. Чаще второе. Приветствие коллектива, кофе с сочником. Поехали дальше. В течение часа разбираю всю информацию, которая поступила ко мне за утро. Часть формируется в рабочие задачи и уходит техническим руководителям для дальнейшего распределения. Другая часть, требующая комментариев команды, фиксируется и рассылается людям, которые могут помочь с ответом.

Время первого созвона. Это видеосовещание с владельцем клиентского продукта и его аналитиком. Мы помогаем им с разработкой. На совещании я собираю обратную связь по нашей работе и даю комментарии, которые получил от своих ребят. Обсуждаю будущие задачи, выясняю, какие ресурсы и на какой срок потребуются для дальнейшей работы. На такое совещание уходит примерно полчаса. Столько же времени уходит на то, чтобы превратить записи со встречи в фактические задачи для себя и своей команды.

После этого я возвращаюсь к текучке. Пробегаюсь по задачам, которые ставил себе на сегодня. Что-то с кем-то нужно обсудить, подготовить отчёт для коммерческого директора, помочь составить презентацию или документы для закупки, обсудить расширение команды, пингануть разработчика, который по моему опыту требует периодического пинга. Текучки всегда много. И если её копить, то в какой-то момент будет «больно». Из рабочего режима меня обычно вырывают коллеги. Зовут поесть.

Часовой обед с командой — особый ритуал. Я выясняю планы, страхи и проблемы сотрудников. Интересуюсь техническими новинками, обсуждаю клиентов и проекты. Приятные сплетни со стратегическими целями. По возвращению в офис фиксирую информацию. Пригодится при обсуждении с руководителями компании.

Нахожусь я на совещании, ставлю задачи сотрудникам или обедаю с командой — мессенджеры безостановочно фигачат уведомления о новых сообщениях. Поэтому после обеда я чаще всего возвращаюсь к их обработке. Вновь фиксирую услышанное, обсуждаю проблемы и пути их решения, даю оценку, делюсь советом, договариваюсь на новые контракты. Минус пара часов рабочего времени.

Во второй половине дня пыл людей спадает. Мессенджеры не закипают от сообщений. Задачи становятся не такими срочными. Оказывается, что многие вопросы вполне могут подождать до завтра. Теперь можно глубже погрузиться в один из проектов: оценить затраты и ход выполнения, протестировать результаты, накидать идей для дальнейшей работы, заглянуть в метрики, расставить цели. Фиксирую свои вопросы и предложения. Ставлю себе задачи на завтра: донести зафиксированное до команды на утреннем дейлике.

Следующее совещание — с руководителями компании. Здесь решаются стратегические вопросы. Обсуждаем продажи, развитие компании, загрузку тех. отдела, проблемы на текущих проектах. После совещания — стандартные мероприятия, которые превращают записи в ежедневнике в фактические задачи для меня и команды.

Рабочий день заканчивается в семь. К этому времени в мессенджерах наступает тишина. Появляется время подумать о прошедшем дне и порефлексировать. Оценить, что из запланированного на сегодня удалось выполнить. Посмотреть планы на завтра и приоритезировать их. В конце дня, когда уже особо никто не дёргает, я опять проваливаюсь в текучку, работаю с документами, пишу заготовочки для завтрашних совещаний.

Именно в момент вечернего самопогружения коллега и спросил меня о том, чем я вообще занимаюсь на работе. Первая реакция на вопрос была неправильной. Хотелось вскочить со стула, схватить друга за плечо, хорошенько трясануть и крикнуть: «Камоон, мужик! Пока ты весь день рисовал схемы или таращился на баг в коде, я делал так, чтобы организация функционировала, заказы шли, деньги выплачивались, а клиенты были довольны!» Но в итоге я сделал глубокий вздох и затяжной выдох, показал уставшую улыбку, нахмурил лоб, кивнул и сказал дружественное «Иди домой, Вась».

Похожие статьи

Оставьте заявку

Решим ваши задачи с помощью технологий

Предоставляя личные данные, вы принимаете пользовательское соглашение

Спасибо за ваше письмо. Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Извините, произошла ошибка. Попробуйте отправить сообщение позже.