Свобода знаний, люди и киберпанк: из чего состоит CEO Carrot Quest Дима Сергеев

Мы говорим с Димой в четверг, 28 января 2021 года. В Перми 19 часов. За два часа видеосвязи Дима перемещается по офису, одевается и выходит во двор. На работе ещё кто-то остаётся. Заезжает жена Вероника с детьми и отвозит семью домой. Продолжаем говорить, пока он в дороге. Через 10 минут в квартире Дима моет руки, и ещё полчаса мы на связи. Камера, правда, уже неразборчиво показывает потолок в комнате с приглушённым светом.

Во время разговора я вижу увлечённого человека, который много отдаёт работе. Хотя, похоже, ещё больше он от работы получает: энергии, азарта, достижений. Ему интересно, он в движении и постоянном поиске новых решений. Темп жизни не создаёт суеты — это как мотоциклист в трюковом шаре: надо сохранять скорость, чтобы всё шло своим чередом.

Дима отвечает на мои вопросы, делится воспоминаниями и мыслями.

О компании

Carrot quest — ИТ-стартап из Перми. Это облачный SaaS-сервис — платформа для коммуникаций пользователей с онлайн-бизнесом. Решает задачи поддержки пользователей и повышения конверсии: лид-бот, онлайн-консультант, автоворонки, рассылки, трекинг пользователей, pop-up окна. Годовой (2019) оборот — 1 миллион долларов.

Киргизия и перфокарты

Мой отец был «компьютерщиком» — в девяностых говорили именно так. Папа работал в ИВТАН — научной станции института высоких температур Академии Наук в горах около Бишкека. Там был хардкор — двести восемьдесят шестые компы и программирование на перфокартах. «Ворд» и «Эксель» тогда ещё мало кто знал, и к отцу приходили учиться. Он даже издал книжку про «Ворд». Так что, с одной стороны, я уже понимал, что хочу на условный мехмат, а с другой — что делиться знаниями — важная жизненная установка.

Школа и ксерокс

С учёбой было не всё гладко: во время средней школы появились игровые и видеозалы. Я начал прогуливать. Отца несколько раз вызывали в школу, и он договаривался, чтобы мне дали ещё один шанс. Шансы кончились. Меня выгнали из пятого класса.

Родители сказали: «Вот другая школа, но устраиваться иди сам». Я месяц пытался дойти до неё: каждый день заходил на шаг дальше, сидел перед учительской, но не решался — ссал. Потом всё же рискнул. Завуч отправила меня домой за родителями, мы вернулись все вместе, и меня приняли. Этот поступок что-то во мне изменил.

Когда мне было лет десять, мама организовала в университете ксерокопирование. Я сидел за ксероксом, а к девятому классу — стал менеджером. Купить бумагу, тонер, забрать деньги, подбить бухгалтерию. Это — ответственность.

Обрезы и L&M

В то время компьютеров дома ни у кого не было, а у нас из-за папиной работы — был. Мы с друзьями собирались толпой и по очереди играли. Как-то остались с другом вдвоём, сидим, смотрим «От заката до рассвета». Звонок в дверь. Наверное, кто-то из своих, открываю не глядя. Врываются три чувака в масках и с обрезами, кладут нас на пол. Собака истошно гавкает. Нас грабят, компьютер уносят.

Помню, как потом вышли с другом на улицу, и говорим что-то вроде «Мы крутые. Кто хочет нас потрогать?» Мы побывали в передряге, и нас переполняла гордость.

Компьютер в семью я позже «вернул». Тогда все играли в наклейки, фишки и крышки от сигаретных пачек. Плющили их кирпичом, клали в стопку и били ладонью. У кого больше перевернётся, тот банк и забирает. Марка сигарет L&M проводила конкурс: высылай крышки от пачек — получай призы. Крышек у меня был вагон, и я выиграл первый «Пентиум», фотоаппарат и пару кепок.

Киберпанк и Анджелина

Я вырос из киберпанка и пропитался им. Корпорации управляют свободой, ограничивают доступ к знаниям, но есть хакеры — нет-раннеры. Они взламывают сервера, добывают информацию, чтобы поднять денег и раскрыть данные.

Мы читали мангу «Призрак в доспехах», «Нейромансер» Гибсона, всю библиотеку «Баржи», журналы «Хакер» и «Спец» — там раскрывалась субкультура. И, конечно, смотрели «Блейдраннер» и «Хакеры». В последнем играет Анджелина Джоли, там есть момент, где она топлес. Мы смотрели фильм на VHS, останавливали плёнку на этих кадрах.

Киберпанк — мощный пласт культуры. Его свобода и доступность знаний совпала с моими ценностями. Сейчас в «Кэрроте» мы в таком же состоянии. Стараемся быть открытыми, рассказываем о кейсах, с первых дней начали вести блог.

Сейчас нет времени зависать за компом как в детстве, но всё же в последние выходные я дважды прошёл «Киберпанк 2077».

Экзамены и курсы

Выбирал университет по рейтингу мехматов. Пытался в Новосиб — не поступил. А в Перми факультет входил в топ-6, к тому же отец отсюда. Так и решил.

Но случилось не сразу. Хоть и ходил на курсы, киргизских знаний сильно не хватило — баллов недобрал серьёзно. Мама звала вернуться, но я уже не хотел. Остался на год у бабушки на Крупской. Работал на стройке, разносил газеты, готовился к экзаменам. Прокачался, тысячу раз всё прорешал.

Помню, после экзаменов, пришёл к пятому корпусу ПГУ, где стенд со списками поступивших. И вижу, что одного балла до бюджетного места мне не хватило. Платно учиться — не вариант. Сдаваться не думал — пошёл в деканат. Долго обсуждали варианты, в итоге договорились, что я иду на заочное, но могу со всеми посещать занятия. Если первый курс сдам на отлично и будут места — переведут на дневное. Перевели.

Брауде и РАН

Специальность — прикладная математика и информатика. Офигенное время, классные друзья. Это была середина нулевых, «ВКонтакте» появился под занавес учёбы, так что общение у нас было ещё аналоговое, ламповое.

Основное образование было неинтересно. Со второго курса с друзьями пытались создавать свои проекты. Про скрам и эджайл ещё не говорили, но книгу Эрика Брауде «Технологии разработки программного обеспечения» мы с другом зачитали до дыр. Мне казалось, что об управлении проектами я теперь знаю всё.

Как-то на четвертом курсе придумали проект — карту с данными фирм, чтобы любой мог найти нужную организацию, почитать о ней, позвонить. Сначала нас было двое, в итоге набрали 12 альтруистов. Это слишком большая команда — завязли в процессах. А затем появился «2ГИС».

Ещё однажды сидим с другом, треплемся по стационарному телефону, смотрим сайты. Нахожу молодёжную конференцию по искусственному интеллекту. Поехали в Москву. Так я стал председателем пермского молодёжного направления РАН по методологии ИИ. Делали роботов и нейросети.

«Прогноз» и Anivers

Я не очень усидчивый чувак, программировать не люблю. После учёбы поработал полтора месяца в «Прогнозе». Потом уехал учить язык в Лондон, и к коду уже не возвращался. Дико уважаю людей, которые могут долго не переставая думать над чем-то одним. У меня по-другому: проектировать, придумывать, как работают системы. «Туда бежим, сюда бежим».

В 2009 году нашёл двух друзей, организовали студию разработки Anivers. Я там был дизайнером, арт-директором, руководителем. Сделали Сберу платформу для управления корпоративным телевидением. Продали её ещё в «Роснефть», «Империал табакко». Дизайн для платформы делал сам, из-за дизайна её и купили. Так развилось минимальное чувство вкуса.

Преподавание и карма

В 2009 году начал преподавать. Жил тогда с бывшими одногруппниками, одна из них говорит: «Пойду преподавать в универе». Я подумал: «Тоже попробую». Написал преподу — ответила: «Давай». Так, на кафедре Информационной безопасности мехмата, я стал вести практику по теме «Управление проектами и SCRUM» — с зачётами, дипломами и методичками.

Зачем пошёл преподавать? Движуха молодёжной секции по искусственному интеллекту — у неё была миссия нести знания. Тогда мне перепала возможность провести пары — по ИИ, в рамках курса по философии в политехе. Считаю, если ты помогаешь кому-то, то это кармически вернётся.

Carrot и штаты

В 2014 году закрыли Anivers и создали Carrot quest. Капитала на компанию не было — так, деньги на несколько месяцев, чтобы кормить семью. Работали и питались «Дошираком».

Сразу с партнёрами определили, что хотим lifetime-клиентов с предсказуемым потоком денег, то есть нужен сервис по подписке. Внешними проектами больше заниматься не хотели. Разработали SaaS-сервис поддержки пользователей для любого бизнеса. Программа как услуга с постоянным использованием. Через полгода повесили кнопку «купить», и начали зарабатывать.

Я сразу хотел создавать международную компанию. Чтобы обслуживать клиентов из Европы и Америки, в 2019 году ездил в Штаты. Разбирались, как устроен там рынок, совались на конференции, проводили исследование. Потом создали C-corp в Делавере. Даже российским инвесторам часто выгоднее вкладывать в компанию из США. А в штате Делавер — самые комфортные условия регистрации юрлиц.

Команда и культура

Сейчас в Carrot quest я — CEO, получаю фиксированный оклад. Отвечаю за развитие команды и маркетинга, и за стратегию компании.

Важная задача — чтобы в команду попадали классные ребята. Такие, что пересекаются с нашими culture fit. Мы открытые и прозрачные. Стены, барьеры общения — этого быть не должно. Продажник может прийти к разработчику и спросить «как это работает?» Мы фигачим как не в себя. Мы упёртые и настойчивые. Без этого вряд ли случилась бы компания. Мы ищем людей, которые не готовы просто так взять и сдаться. Мы про то, чтобы пробовать новое и развиваться. Если стоишь на месте, то возникает вопрос «Почему ты здесь?»

Нам важно прислушиваться, понимать. Мы ведь продаём продукт для общения, и его невозможно создать без налаженных контактов внутри. Поэтому наше общение должно быть свободное, не ограниченное. Не может быть такой ситуации, что один «бежит», а другие нет. Важно, чтобы люди понимали, куда компания движется, чтобы их это пёрло. Тогда не будет конфликта между целями бизнеса и людей.

Кто эту ценность задал? Не думаю, что это лично я. Это наши ориентиры как фаундеров. Будь мы кем-то другим, то люди бы собирались другие, культура была бы другой. Я вообще в целом про людей, я кайфую от людей. Целей добиваются не лидеры, а команды.

Работа и семья

Я работаю шесть дней в неделю. В субботу — до обеда. Жена в какой-то момент приняла, что для меня это важно.

Раз в год сваливаем семьёй на месяц, и без меня на работе ничего не ломается. Значит, там всё нормально организовано. Хоть и работать мне в кайф.

У меня два сына — семь и пять лет. Кружки, курсы, энциклопедии. Танцуют брейк. Со старшим ездим в книжный — он читает сам и книги выбирает тоже. Последние два раза покупали «Майнкрафт». Я вообще не против.

С Женой Вероникой познакомились на втором курсе — она училась на философском. Сейчас она декан факультета довузовской подготовки в ПГУ.

«Минус» айти — что ты не можешь потрогать результат своей работы. Он всегда — виртуальный. Поэтому я люблю работать руками. Со студенчества поменял пять квартир, и в каждой из них сам делал ремонт. Люблю тюнинг, строительство, дизайн.

За рамками бизнеса сторонних проектов нет: они все вписываются в основную работу. Например, подкаст — это неформальный разговор. Люблю ламповый диалог, как в кафешечке. Это и личный проект, и одновременно часть работы — распространение знаний, помните? Не считаю, что это отнимает время.

Срачи и троллинг

У нас с партнёром — CTO Carrot quest Сергеем Инковым — разница мнений. Это необходимо для работы. Так что мы троллим друг друга, и это никого не напрягает. Например, мы отказались от команды первой сессии в продукте — той, что отвечает за регистрацию и вход пользователей на сайт. Сергей настоял, я — согласился. Но периодически ради стёба предлагаю ему: «Давай всё-таки сделаем».

Или так: с бородатых времён мой телефон указан в счетах и актах. Бухгалтеры контрагентов мне звонят, спрашивают что-то рутинное, я им отвечаю, мол, идите туда-то. Недавно обратил внимание на это. Прихожу в продуктовую команду, прошу убрать мой номер из бланков. Они отвечают: «Это пока единичная жалоба. Вот будет больше запросов от пользователей, тогда уберём».

Споры — куча. Срачей — нет. Тащусь от взаимопонимания с Core командой.

Москва и планы

Многие уезжают в Москву. Один год я работал на два города. Тогда мы проходили Постакселерационную программу ФРИИ, они помогали нам искать партнёров. В понедельник я проводил планёрку в «Кэррот», во вторник утром — самолёт в Москву, в субботу — в Пермь на подведение итогов недели.

Живя в Москве, можно тратить на дорогу четыре часа в день — это примерно два месяца в год. Я не хочу спускать время впустую. В Перми мне от работы до дома 10 минут. Из этих соображений лучше переехать в Питер или в Европу, и кайфовать.

Вообще, пожить в Европе или Штатах — есть у меня такая «удочка» на ближайшие несколько лет. И по работе, и по взглядам. Компания у нас международная, и я хочу быть космополитичным. Английский — ещё один из челленджей. Я не тот чувак, который за месяц может освоить язык. Для этого лучше переехать в другую страну.

А если о планах на жизнь вообще — есть у меня теория циклов. Длинного, среднего и короткого планирования. Чтобы жизнь была насыщенной, надо чтобы все эти циклы были в голове.

Оставьте заявку

Решим ваши задачи с помощью технологий

Предоставляя личные данные, вы принимаете пользовательское соглашение

Спасибо за ваше письмо. Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Извините, произошла ошибка. Попробуйте отправить сообщение позже.